Russia House

новости

2014-04-25
Стратегические недостатки нового сдерживания Попытки изолировать Россию из-за Украины могут иметь гораздо более серьезные последствия, чем кажется Обаме

Джеймс Гарден


Читать далее: http://inosmi.ru/world/20140425/219833224.html#ixzz2zsV4Z9K4
Follow us: @inosmi on Twitter | InoSMI on Facebook
подробнее...
2014-04-21
Главная стратегическая ошибка Вашингтона

Гален Карпентер

подробнее...
2014-04-18
Украина в зеркале американских СМИ. Есть нечто совершенно от Оруэлла в сегодняшнем освещении украинского кризиса американскими СМИ

Роберт Пэрри

Читать далее: http://inosmi.ru/world/20140418/219660858.html#ixzz2zGMpcRkv
Follow us: @inosmi on Twitter | InoSMI on Facebook
подробнее...
2014-04-17
Прогноз Stratfor на второй квартал 2014 года

("Stratfor", США)
подробнее...
2014-04-16
Как спасти Украину. Настоящая проблема Украины - не Россия
Кит Дарден


Читать далее: http://inosmi.ru/world/20140416/219614177.html#ixzz2z2wPO2YL
Follow us: @inosmi on Twitter | InoSMI on Facebook
подробнее...
2014-04-13
Если серьезно, чего вы ждали от России? Политика анти-российских санкций не принесет Америке дивидендов

Эдуард Лозанский



подробнее...
2014-04-13
Теперь Украина знает, в чем проблема всех революций

Джеймс Карден
подробнее...
2014-04-15
Американская машина государственных переворотов: уничтожение демократии с 1953 года

Николас Дэвис


Читать далее: http://inosmi.ru/world/20140415/219565444.html#ixzz2ywjbPB5Z
Follow us: @inosmi on Twitter | InoSMI on Facebook
подробнее...
2014-04-05
Двойные стандарты США

Джон Чериан


подробнее...
2014-03-30
Противник, которого мы ждали

Джеймс Трауб



подробнее...
Russia House

2012-05-10

Прекратите бессмысленное демонизирование Путина

Стивен Ф. КОЭН, профессор Нью-Йоркского университета

В американской прессе образ Владимира Путина, для которого сегодня начался его третий срок в качестве президента и 13 год в качестве лидера государства, настолько демонизирован, что в результате это может оказаться опасным для национальной безопасности США.

В течение почти 10 лет в репортажах, передовицах и комментаторских колонках ведущих мировых изданий Путина изображали «цареподобным» «автократом» или напротив «бандитом из рядов КГБ», который добился «обратной перемотки демократических реформ» в России, сменив Бориса Ельцина на посту президента в 2000 году. Вместо этого он установил «продажный режим», позволивший расцвести коррупции, поддерживающий расправы над «растущим числом» журналистов и совершающий «убийства своих политических оппонентов». Зачастую Путина сравнивают с Саддамом Хуссейном и даже со Сталиным.

Мнения хорошо осведомленных журналистов на Западе и в России существенно отличаются от этого образа, и это касается как плюсов, так и минусов путинского руководства на протяжении многих лет – моя собственная его оценка находится где-то посередине – однако нет никаких свидетельств того, что все выше перечисленные обвинения в его адрес правдивы или хотя бы отчасти правдивы. Большинство этих обвинений, по всей видимости, исходят от личных врагов Путина, в частности от олигархов эпохи Ельцина, которые в результате путинской политики оказались в ссылке на территории иностранных государств или - как это случилось с Михаилом Ходорковским – в тюрьме. Тем не менее, американская пресса, не проводя практически никаких собственных расследований, успешно вплела эти необоснованные утверждения в согласованное повествование о «путинской России».

Даже эпитет, который зачастую употребляется с именем Путина, нельзя назвать корректным. В словарях и учебниках по политологии термин «автократ» определяется как правитель, обладающий абсолютной властью, а Путин вряд ли таковым является. Есть множество примеров ситуаций, когда ему приходилось выступать в роли посредника – иногда безуспешно – между влиятельными группами правящего политического истеблишмента или когда осуществлению его планов мешали московские или региональные бюрократы. Более того, если бы Путин действительно был «хладнокровным и беспощадным» автократом, то после декабрьских парламентских выборов ни на улицах Москвы, ни в других городах России не появились бы десятки тысяч демонстрантов. И никто не дал бы им официального разрешения на проведение митингов – как это произошло в случае с тысячами людей, собравшимися вчера на площади, до того как небольшая группа митингующих нарушила ряды и спровоцировала применение силы – и не показал бы их по государственному телевидению.

Однако рассмотрим самое серьезное и в историческом смысле самое губительное обвинение в адрес Путина. Демократизация России началась еще в эпоху Советского Союза при Михаиле Горбачеве в 1989-1991 годах. «Де-демократизация», как этот процесс часто называют, началась не при Путине, а при Ельцине в период между 1993 и 1996 годами, когда первый президент России прибегнул к помощи вооруженных сил страны, чтобы распустить избранный народом парламент, принял суперпрезидентскую конституцию, «приватизировал» крупнейшие предприятия бывшего советского государства в интересах немногочисленной группы хищных инсайдеров, передал национальную прессу в руки набирающей вес финансовой олигархии, начал кровопролитную войну в сепаратистском регионе Чечня и мошенническим образом добился своего переизбрания на второй срок. (20 февраля бывший президент Дмитрий Медведев шокировал небольшую группу посетителей, признав, что на самом деле на выборах 1996 года победу одержал лидер Коммунистической партии Геннадий Зюганов.) Путин мог только попытаться смягчить подобную злосчастную политику, но, без всяких сомнений, он не был ее инициатором.

Катастрофические ельцинские 90-е годы, которые по большей части удалены из повествования о России в американской прессе, также позволяют взглянуть на другие обвинения в адрес Путина с иной точки зрения. Расцвет коррупции в сегодняшней России, начиная с конфискаций основных частных инвестиций и заканчивая взятками чиновникам, является прямым следствием насилия и других незаконных действий, которые сопровождали «приватизацию» при Ельцине. Именно тогда появились «мошенники и воры», которых осуждает российская оппозиция сегодня.

Именно теневые практики лишь частично реформированной экономической системы, а вовсе не политика Кремля, привели к убийствам такого количества российских журналистов, большинство из которых занимались самостоятельными расследованиями. Цифры, которые редко упоминаются, довольно показательны. По данным американского Комитета защиты журналистов, с 1992 года было убито 77 российских репортеров: 41 – за восемь лет правления Ельцина, и 36 – за 12 лет правления Путина.

Исключительно суровое обвинение в том, что Путин стоит за убийствами своих политических оппонентов, основывается на двух случаях: на деле журналистки и правозащитницы Анны Политковской, которую застрелили в Москве в 2006 году, и деле бывшего сотрудника КГБ Александра Литвиненко, который умер от отравления полонием в Лондоне тоже в 2006 году.

В обоих случаях нет никаких доказательств того, что Путин причастен к этим убийствам, кроме того об этом же свидетельствует и простая логика. Редакторы откровенно антипутинской «Новой газеты», где работала Политковская, уверены, что ее убийство заказали чеченские лидеры, чьи преступления против прав человека занимали особое место в ее расследованиях. Кроме того, пока еще нет окончательного заключения относительно того, было ли отравление Литвиненко – несмотря на шумиху в прессе и охлаждение в отношениях между Россией и Великобританией – намеренным или случайным. (Примечательно, что Скотланд-Ярд еще не обнародовал результаты вскрытия.)

При иных обстоятельствах все эти ритуальные бичевания Путина могли бы быть лишь поучительным примером нарушений журналистской этики, своего рода антиучебником для школ журналистов. Однако все это способствовало формированию негативного отношения к путинской России в рядах обеих американских политических партий и особенно в Конгрессе, во времена, когда интересы национальной безопасности США требуют долгосрочного сотрудничества с Москвой на жизненно важных фронтах: начиная с таких стран и регионов как Афганистан, Северная Корея, Иран и Ближний Восток и заканчивая такими вопросами, как сокращение ядерного потенциала, нераспространение ядерного оружия и борьба с терроризмом.

В отношении всех выше перечисленных пунктов неустанное демонизирование Путина усложняет процесс принятия рациональных решений американскими политиками. Недавние заявления Митта Ромни о том, что Россия является «геополитическим врагом Америки номер один» и что Москва не пошла ни на какие «значимые уступки», вероятнее всего, отражают широко распространенное невежество или амнезию. Разве американским политикам ничего не известно о той чрезвычайной поддержке, которую Путин оказал американцам в Афганистане после событий 11 сентября, о той жизненно важной помощи, которую он предоставляет войскам НАТО там сейчас, или о его поддержке ужесточения санкций против Ирана? А известно ли им, что за эти и другие «проамериканские» уступки многие российские чиновники, отвечающие за национальную безопасность» считают его «умиротворителем»?

Много лет назад Уилл Роджерс (Will Rogers) остроумно заметил: «Россия – это такая страна, о которой что ни скажешь, все будет правдой». Очевидно, его высказывание все еще актуально, но смех оно больше не вызывает.

"Reuters"