Russia House

новости

2017-06-27
От Рейгана и Горбачева к Трампу и Путину

Эдуард Лозанский
подробнее...
Russia House

2017-06-19

России черный год

Борис Пушкарев

В начале ХХ века мало что предвещало скорый конец Российской империи. Серебряный век русской культуры звенел по всей Европе. Экономика страны удваивалась каждые 12 лет. Доллар устойчиво стоил 2 рубля. Менделеев предполагал, что население империи в ближайшем будущем достигнет полмиллиарда. Циолковский рассчитывал полеты в космос, а Ленин в Цюрихе не думал, что доживет до русской революции.

Но сбылось предвиденное М. Ю. Лермонтовым столетие назад:

Настанет год России черный год,

Когда царей корона упадет;

Забудет чернь к ним прежнюю любовь,

И пища многих будет смерть и кровь;

Когда детей, когда невинных жен

Низвергнутый не защитит закон;

Когда чума от смрадных, мертвых тел

Начнет бродить среди печальных сел,

Чтобы платком из хижин вызывать,

И станет глад сей бедный край терзать…

Лермонтов чувствовал скрытый надрыв образовавшийся в обществе после французской революции. Он нарисовал картину того, к чему это может привести. Такой исход не был обязательным. При благоприятных условиях надрыв мог постепенно зарубцеваться. Но условия сложились неблагоприятно, прежде всего как последствие двух решений:

-- Решение правительства, что вступление России в большую европейскую войну неизбежно, несмотря на то, что Россия к такой войне не готова;

-- Решение партии эсеров осуществить свою давнюю мечту –всеобщий земельный передел, не смотря на разруху, которую он вызовет.

Политические тучи над Европой сгущались в 1914 году и Государственная дума приняла большую оборонную программу, которая должна была сделать Россию готовой к войне в 1917 году.

Но война разразилась в августе 1914 года.

После нескольких месяцев боев с переменным успехом выяснилось, что русская артиллерия израсходовала все свои запасы снарядов. Когда началось немецкое наступление отвечать на огненный шквал было нечем. Стрелкового оружия тоже не хватало. Началось великое отступление 1915 года. Оно прошло упорядоченно, без котлов и окружений, но потери были велики. Фронт устоялся, но двухлетнее сидение в окопах духу армии не способствовало.

В тылу были свои трудности. Государственный бюджет за три года войны вырос в десять раз. Часть расходов покрывали иностранные займы, но инфляция шла, вызывая недовольство рабочих. Кроме того в тылу очутилось 2 миллиона солдат мобилизованных в запасные части. Им не хватало вооружения, офицеров и обучения. Они сидели по казармам без дела, лузгали семечки и думали только об одном, чтобы не попасть на фронт и скорей вернуться в свою деревню. Вот именно такие солдаты одного из запасных полков присоединились к мирной демонстрации рабочих в Петрограде в феврале 1917 года на Знаменской площади.

Площадь ныне известна, как площадь восстания, но эпизод этот восстанием назвать трудно. Любая организованная часть могла бы восстановить порядок. Но такой воинской части не нашлось. Более того революционное подполье позаботилось о том, чтоб ее не нашлось и впредь. Питерский совет рабочих и солдатских депутатов издал свой пресловутый приказ №1, лишавший офицеров власти над солдатами и подчинявший их выборным солдатским комитетам. Наскоро образованный комитет Государственной думы, позже ставший временным правительством оказался заложником революционного совета. Оставленный своим окружением царь отрекся от престола.

Месяц спустя в стране появился Ленин, чтобы развивать в армии бурную антивоенную агитацию. Офицеров именовали золотопогонной

сволочью, а солдат призывали брататься с противником, который для этого создал специальные отряды пропагандистов. Но солдат – крестьян больше интриговали слухи о предстоящей земельной реформе и дезертирство из армии усиливалось.

Зато матерьяльное снабжение армии стало намного лучше. Заработали новые оружейные заводы и открыпась мурманская железная дорога, по которой потекло вооружение из—границы. В июне, впервые за всю войну, русскому наступлению предшествовала мощная артилерийкая подготовка. Но пехота вперед не пошла, солдаты разбежались на разные стороны. Они торопились в деревню к разделу помещичьих земель.

В октябре группа большевиков, проникнув через задние двери в Зимний дворец, арестовало временное правительство. Общественные деятели направились в разные воинские части Петрограда, убеждая их захватить штаб Ленина в Смольном охраняемый латышскими стрелками. Но как и в феврале, ни одной такой части не нащлось. Только курсанты юнкерского училища, захватившие броневики в Манеже, вызвались использовать их для атаки на Смольный.. Но старшие товарищи объяснили им по учебнику, что броневики должна сопровождать пехота, а поскольку ее нет, то ничего не выйдет.

В Москве общественные деятели сами создали отряды ополчения названные их противником Белой гвардии. Они пять дней обороняли Кремль и прилегающие к нему кварталы под огнем артиллерии большевиков. Похороны защитников Москвы описаны в песне:

И никто не додумался просто стать на колени

И сказать этим мальчикам, что в недоброй стране –

Даже светлые подвиги – это только ступени

В бесконечные пропасти – к недоступной весне!

А. Вертинский

Три тысячи человек – это из семимиллионной армии –отправились на Дон создавать Добровольческую армию против большевиков. В январе 1917 года состоялся всеобщий земельный передел. Земли в пользовании крестьян

увеличились на 13%. Это потому, что в предыдущие полвека большинство земель и так уже перешло крестьянам. Умножилось число мелких крестьянских хозяйств. Зато разрушены, разорваны на части были самые крупные, самые продуктивные помещичьи и фермерские хозяйства, снабжавшие город товарным хлебом.

В городах начался голод. Большевики отправили в деревню вооруженные отряды, насильственно изымавшие хлеб и другие продукты. Крестьяне убедились, что большевики их враги, но становиться на сторону белых не решались не зная, как те отнесутся к разделу помещичьих земель. Белые сами не знали, как к нему отнестись: юридические и политические соображения были в конфликте. Конфликт этот разрешил только Врангель в марте 20-предложив считать захваченные земли года частной собственности крестьян за уплату небольшого выкупа натурой.

Но было поздно. Жесткими мерами мобилизации большевики отстроили рабоче-крестьянскую красную армию.

Крестьяне стремились ее избежать: число дезертиров из нее превзошло численность всех четырех белых армий вместе взятых. Но оставшихся было достаточно, чтобы подавить белых своим численным превосходством. Крестьянские восстания красной армии противостоять не смогли и тоже были подавлены. Однако войну крестьяне выиграли. Ленин объявил новую экономическую политику. Реквизиции были прекращены, частично допущены рыночные отношения. В этих условиях крестьянство окрепло, но началось и имущественное расслоение. Наиболее успешные покупали трактора и имели вес и веский голос в сельских советах, которые все менее зависели от коммунистов. Этого Сталин потерпеть не мог.

Имущество крестьян было конфисковано, а сами они сосланы в необжитые места на север, где многие погибли. Остальные крестьяне были собран в коллективные хозяйства на нищенскую оплату. Плодами их труда распоряжалось государство. Зерно шло на экспорт, крестьяне умирали с голода. Зато голодомор прекратил сопротивление крестьян. Потери населения от коллективных акций составили 10 мил. Характерно, что и Власов и партизанка Зоя Космодемьянская были выданы немцам крестьянами.

Когда началась война коллективизация была еще в свежей памяти, как впрочем и террор 1937 года. Далеко не все были готовы защищать советскую

власть. Отсюда 5 млн. военнопленных за первые полтора года, горы брошенного оружия и добровольные помощники германской армии на число которых пришлось вводить ограничения. Первоначально и на работу в Германии ехали добровольно и партизаны состояли из одних энкаведистов.

Гибель пленных от голода, массовые расстрелы евреев и общее отношение к населению, как к людям низшего сорта сделали свое дело и сплотили людей на защиту отечества. Сталинская система людей не берегла и победа была куплена невероятно высокой ценой.

В кругах православного духовенства был высказан взгляд, что гибель 26 млн. в годы войны (в том числе 17 млн. мужчин призывного возраст)а это искупительная жертва, которую народ принес за отступничество 1917 года. В самом деле Вторая мировая война связана несколькими причинно—следственными с октябрьским переворотом. С другой стороны зачатие новой послесоветской России произошло тоже на войне. Причем по обе стороны фронта. По восточную – в лице красных командиров, почувствовахших себя русскими офицерами. По западную – в форме политической программы Власова, которую за 60 послевоенных лет, фактически выполнили правители СССР и России. Но вернемся в 1917 год.

Иллюзии короткой войны и беспредельных помещичьих угодий были не единственными призраками определившими 17 год. Николай II державшийся за призрак самодержавия, которое с 1905г. не существовало, даже не искал себе реальной реальной политической опоры и оказался в феврале в полном одиночестве. Керенский гнался за призраком «революционной демократии», в которую он включил Ленина, но исключал Корнилова. Более всего он опасался призрака реакции, которой не существовало. Для борьбы с ней он помог Ленину вооружить весьма реальную Красную гвардию, которая его и свергла. И наконец шестой и самый судьбоносный призрак, о котором Карл Маркс писал:»Призрак бродит по Европе, призрак коммунизма.»

Теперь Зюганов говорит: « Не трогайте коммунистов! Коммунисты не свергли царя. Коммунисты 5 лет сражались с февралистами и победили их. Коммунисты из развалин империи создали великую мировую державу, которая победила гитлеровскую Германию, вышла в космос и добилась ядерного паритета с Америкой.»

Но что было дальше? Была демонстрации в Москве под лозунгом «Семьдесятлет по пути в никуда.» Призрак был разоблкачен куда легче его строительства от Соловков до Камбоджи. Строительства потребовавшего несметные миллионы человеческих жизней.

Одних коммунистов, конечно обвинять не надо, виноваты все те, что своим бездействием или действием помогли им придти к власти. В ранние годы эмиграции говорилось: Не виновны лишь те кто пал в борьбе с большевиками.» О них сегодня мало вспоминают, а следовало бы поразмыслить над тем каким были бы мир и Россия в случае их победы.